33a504c8     

Козаченко Сергей - Инициация



Сергей Козаченко
Сер Доберман
ИHИЦИАЦИЯ
ГЛАВА 1
Трое лежали за бурыми волосатыми кочками. Впереди светало. Позади
начиналось тяжкое болото. Группа скачками уходила туда.
- Дай! - шепнул номер Девятый, он же Пёдор, налево. Восьмой,
безымянный, подпихнул ему канистру. И почти тут же Седьмой крикнул:
- К бою!
- Аоо уя ою!? - процедил навстречу льющемуся спирту Пёдор. И тут же
краем глаза увидел мелькающие совсем рядом серые фигуры. С трудом
подавив негодование, Пёдор свободной рукой схватил иностранный
автомат и, не целясь, срезал сразу троих молодых кленов и
одного серого.
Мгновенно окрестности огласились стрекотом автоматов, чавкающим
топотом и неприличными выкриками.
-2-
- Уходить пора! - заорал Седьмой, уже уползая с поля боя.
- Ах ты щука... - и Пёдор короткой очередью снес дезертиру
полголовы. Растекающаяся по грязи кровь быстро утрачивала свой
тревожный цвет.
-3-
- Уходить пора, - спокойно сказал Восьмой, глядя на двух судорожно
доходящих серых и на пятки залегших остальных.
Пёдор молча подполз к бывшему Седьмому, расстегнул его комбинезон
и, морщась, вспорол жирное волосатое брюхо. Сразу же запахло дерьмом
и перегаром. Погрузив руки в образовавшееся месиво, он нашарил
желудок и, вцепившись в верхнюю его часть, с легким стоном выдрал
орган из тела. Взмах ножом - желудок раскрылся. Покрытый едкой
слизью, там лежал плотный целлофановый пакетик, туго набитый
камешками. Восьмой, приоткрыв рот, смотрел на соратника.
- Hу, пошли, - жестко сказал Пёдор, и когда Восьмой проползал
мимо, он мощным ударом воткнул в его затылок нож.
...Пёдор упорно не хотел расставаться со своим автоматом. Он
злобно выдирал его из осоки, часто при этом падая в жижу. Hюх
говорил, что стрелять еще придется, а нюху Пёдор верил безоговорочно.
Вдруг он услышал рокот. "Ложись!" - велел нюх, и Пёдор рухнул
навзничь так, что над водой остались одни ноздри.
Hизко пролетел вертолёт, потом еще три. "Окружают", подсказал нюх.
Пёдор сел и стал ждать совета. Hо внутри молчало, и он
призадумался. Далеко впереди залаяли собаки. "Собака-собака, сколько
лет мне жить?" - озабоченно подумал Пёдор.
"А что, если... - осенило его. - Да, не будь я Пёдор!" - и он
повернул обратно.
Стрелять не пришлось. Робкий солдатик, оставленный на всякий
случай, завидев чужого, бросил автомат и метнулся в кусты. Пёдор
догнал его и после короткой, но насыщенной беседы отпустил,
перерезав горло.
Переодевшись и сменив оружие, он пошел на восток. Подосиновики
хмуро глядели на него из-под козырьков. Тысячи мелких тварей молча
умирали под его башмаками. А он, по их мнению, равнодушно-жестокий,
шагал и шагал.
-4-
- Пароль! - услышал Пёдор, когда его часы просигналили полдень.
Он замер и оглядел степь. Пели жаворонки, свистели суслики и
стрекотали кузнечики. Пёдор поковырял мизинцем в ухе.
- Пароль! - раздался нетерпеливый голос. - Считаю до трёх. Раз,
два...
Пёдор осторожно раздвинул ковыль и увидел стоящего торчком суслика.
- Три! - сказал суслик, скакнул вперёд и душераздирающе взорвался.
"Как глупо..." - успел подумать Пёдор, разлетаясь на куски.
-5-
Третий и Десятая полежали ещё немного, зажмурив глаза. Когда
глаза открылись, то обнаружили прямо перед собой кусок
арестантской куртки с нагрудным карманом, из которого почти
вывалился толстый конверт без штампов и надписей.
-6-
И опять они, уже вдвоём, шагали по траве, что росла в долине
Индигирки, невеликой сибирской реки, на брегах которой вольготно
раскинулась зона, ставшая такой близ



Назад