33a504c8     

Кожевников Алексей Венедиктович - Книга Былей И Небылиц Про Медведей И Медведиц



Алексей Венедиктович Кожевников
КНИГА
БЫЛЕЙ И НЕБЫЛИЦ ПРО
МЕДВЕДЕЙ И МЕДВЕДИЦ
Последняя книга старейшего советского писателя, лауреата
Государственной премии СССР - маленькие рассказы о нравах, обычаях и
поверьях людей Сибири и Урала в разные годы, о дружбе человека с медведем.
СОДЕРЖАНИЕ
ОТ АВТОРА
МЕДВЕДЬ - ЛИПОВА НОГА
МЕДВЕДЬ-ОБОРОТЕНЬ
МЕДВЕДЬ-ПЧЕЛОВОД
С МЕДВЕДЕМ ВОКРУГ СВЕТА
МЕДВЕДЬ-ПОДЖИГАТЕЛЬ
МЕДВЕДЬ-КЛЮЧНИК
МЕДВЕЖЬЯ ЛЮБОВЬ
МЕДВЕДЬ-ПАХАРЬ
МЕДВЕДЬ, ОБУТЫЙ В КАПКАН
МЕДВЕДЬ-ГЕОЛОГ
МЕДВЕЖЬИ СЛЕЗЫ
ДВУЛИКИЙ МЕДВЕДЬ
МЕДВЕДЬ-НЕДОДУМОК
МЕДВЕДЬ ТУНГУССКИЙ
МЕДВЕДЬ-ПЛОТОГОН
МЕДВЕДЬ-СТРОИТЕЛЬ
ПОСЛЕСЛОВИЕ Ю.ЛУКИНА
ДОРОГИЕ МОИ ЧИТАТЕЛИ!
Наберитесь терпения и прочтите, возможно, скучную, но необходимую
страницу о том, как создавалась эта книжка.
Первые тринадцать лет своей жизни я провел в северной деревушке, вдали
от городов, от больших рек и шумных, людных столбовых дорог. Кругом на
многие и многие версты стояли сумрачные хвойные леса с редкими поселочками,
крошечными полями и покосами.
Воистину медвежий угол. Медведь там - не редкость, не диво, а
постоянный сосед человека. Первая сказочка, что запомнилась мне, была про
медведя. Первая песенка - тоже про медведя. Моя первая встреча с диким
зверем - встреча с медведем.
Медведи лакомились в тех же лесных малинниках, где и мы, деревенская
ребятня. Разговор о медведях был одним из самых частых, не уступал коренным
крестьянским: о погоде, о полевых работах, об урожае.
Почти каждый день нашу деревеньку волновала какая-нибудь медвежья
новость. То найдут около скотных дворов медвежьи следы. То прибегут с
пастьбы в деревню кони, напуганные медведем. То ребятишки встретят медведя
в малиннике. То собаки поднимут истошный лай на медведя.
В раннее весеннее время оголодалые после зимней спячки медведи часто
угоняли у зазевавшихся пастухов телят и баранчиков, случалось, гробили и
крупный скот.
Медведи - любители сладкого - не давали покою моему дедушке,
пчеловоду. От тех весенних дней, когда медведи поднимались из своих зимних
берлог, и до тех осенних, когда снова забирались в них, дедушка почти
безвыходно жил на своем пчельнике. А медведи-лакомки ухитрялись как-то
разорять и даже уносить ульи.
Были у медведей повадки и посерьезней, поопасней. Когда людям
приходилось работать возле леса, медведи любили пугнуть их и пугали
по-своему, по-медвежьи: выворачивали пенья, коренья и швыряли в работающих.
Эти медвежьи шутки порой кончались нешуточно, тяжелыми увечьями.
Недобрые медвежьи повадки, забавы, шутки мой дедушка считал
продолжением тысячелетней войны медвежьего отродья против рода
человеческого. До появления человека в наших лесах царствовали медведи, тут
среди зверья нет им опасных супротивников. Но появились люди и пошли
охотиться за медвежьим мясом и мехом. Сильно досаждали медведям и самые
смирнейшие из людей - землепашцы. Эти принялись жечь леса - высвобождать
землю под поля и покосы. Заодно с лесами горели и медвежьи дома-берлоги.
Тогда медведь пошел на человека со всеми своими зубами и когтями, а человек
на медведя - с рогатиной, с ружьем, с огнем. Устраивал лесные пожары
нарочно, чтобы отогнать медведей из ближних лесов в дальние. Но ведь там
были свои хозяева - медведи, которые совсем не радовались пришельцам.
Потом при своей шатучей жизни я увидел, что в нашей стране тема
"Человек и медведь" почти повсеместная, она - и сказка, и воспоминание, и
живая обыденность. У меня все тверже становилось желание написать "медвежью
книгу".
Я р



Назад