33a504c8     

Кожух Ростислав - Любителям Веллеpа, Защитникам Лимонова



Ростислава Кожуха
Любителям Веллеpа, защитникам Лимонова
Однако вернемся к книголюбивому мужику. Как с удовольствием
отметили все пожилые продавцы, "Блюхера" он уже под мышку не тянет.
Иначе говоря, читательский интерес к зарубежному цветастому скоропали-
тельно переведенному детективу поуменьшился. Крутое героико-эроти-
ческое чтение разового пользования и зарубежного производства утрати-
ло, наконец, прелесть неожиданности и новизны. Тем более что уже давно
появилось отечественное крутогероическое "жевалово". Hаибольшим успе-
хом между романами этого пошиба пользуется "Бандитский Петербург"
Андрея Константинова. Этот "Петербург" мне даже не удалось застать на
прилавках. Его раскупают едва ли не в один день. Опоздавшие к разбору
вздыхают, но с надеждой спрашивают: "А что у вас есть еще Константино-
ва?" После чего радостно покупают его роман "Адвокат 2".
Я думаю, романам Андрея Консатантинова (да и самому Андрею
Константинову) повезло. Они быстро и легко нашли своего могучего и
обильного читателя. А ведь могло и не повезти, как, например, Эдуарду
Тополю, чьи пять или шесть поставленных рядком томов вызывают здоровое
и законное раздражение работников прилавка своей фатальной непро-
дажностью: "Плохо Эдуарда Тополя берут, плохо. Совсем никуда товар."
Иначе говоря, некрасовский мужичок подвоспитался на "блюхерах". "Ми-
лордов" он уже не сметает с прилавка всех подряд, выбирает лучших,
проявляет заинтересованность, может быть даже вкус. (Понять бы теперь,
чем отличаются "лучшие" от "худших", чем отличается Тополь от
Константинова. Купить, прочитать, да и написать-объяснить, если, ко-
нечно, прежде не съедят меня домашние за такую безумную и, как они
обязательно скажут, "бессмысленную" растрату денег...)
Только не надо думать что я издеваюсь над "разовыми" книгами и
их авторами. Т.е. я конечно посмеиваюсь, но добродушно, беззлобно.
Однодневные, они существовали всегда, во все времена, во все эпохи.
Роман века так 14-15 о каком нибудь славном Варгасе-Дубасе, встре-
тившем на море плавучую башню, полную вооруженных до зубов рыцарей и
уходившего их всех выловленным из текучих вод стволом дуба или ясеня,
по сути своей ничем не отличается от состряпанной в конце 20 века
"фэнтазюхи" о космическом бродяге, играючи разгромившем целый флот
грозных, но дураковатых пришельцев из посторонней галактики.
Скажу даже, что в большинстве своем это нужные, полезные и
честные книги. Hужные потому, что у них есть (и всегда будет, до какой
бы высоты ни добиралась в своем развитии культура) свой читатель. По-
лезные потому, что учат хорошему, а не плохому: что добро побеждает
зло, что честный лучше подлого, что не все покупается за деньги, и что
дерущийся один против троих, да еще за правое дело - молодец. А
честные потому, что не притворяются "высокой литературой", не лезут в
так называемую "классику", претендуя на "посмертность" и не скрывают,
что написаны для денег.
В этом плане Константинов и Тополь выгодно отличаются от како-
го-нибудь Виктора Ерофеева или Олега Юрьева, у которых таланта, "этак
художественного-то", не больше, а может быть даже меньше чем у них,
зато "этак литературных" выдрючиваний и выкрутас станет на Hабокова и
Джойса "в одном флаконе". Чем бессмысленно паясничать, постарались бы
лучше научиться профессионально халтурить, как Михаил Веллер, чьи кни-
ги тоже хорошо расходятся, особенно две: "Хочу быть дворником" и "Хочу
в Париж". Только что-то мне не весело держать в руках его мастеровито



Назад