33a504c8     

Козинец Людмила - Огонь В Колыбели



Людмила КОЗИНЕЦ
ОГОНЬ В КОЛЫБЕЛИ
Перед рассветом померкла синяя звезда Аль-Нушр-Джафар. Из Адских
Песков просочилась призрачная прохлада: раскаленные барханы к утру немного
остывали. Свежесть коснулась темных чеканных лиц часовых, круглосуточно
несущих вахту возле блистающего стеклом и сталью купола - сооружения,
странного здесь, в сердце необитаемого бесплодного плоскогорья, преддверия
ужасной пустыни. Ветерок тихо тронул легкие концы чалмы, откинутые по
уставу на левое плечо часового. Недвижный страж позволил себе чуть глубже
вздохнуть, чуть расслабить напряженные ноги. Скоро время первой молитвы...
Слуха часового достиг далекий, едва различимый рокот. Солдат
подтянулся и замер, обратившись в статую. Его лицо даже не дрогнуло,
внезапно выхваченное из тьмы резким светом автомобильных фар.
На звук мотора подъехавшей машины - громадной, черной, с низкой
осадкой, с пуленепробиваемыми стеклами - из караульного помещения выскочил
дежурный офицер, бросился открывать дверцы. Из машины вышли два личных
охранника, а потом, поддерживаемый ими, появился Он...
Часовой с трудом пересилил охвативший его восторг, непреодолимое
желание упасть ниц, вжаться лбом в песок перед величием Живого Пророка.
Какое счастье - лицезреть его! Как жаль, что нельзя никак выразить ему
сейчас свою безграничную любовь и преданность! И часовой лишь вытянулся в
струнку, снедая горящим взором сухую, немного сгорбленную фигуру старца в
синем блестящем халате, его изрезанное морщинами лицо, редкую седую
бородку.
Старец окинул внимательным взглядом окружающих, поднял руку,
благословляя. Все, кроме постовых, склонили головы, бормоча начальную
строку Символа Веры. Произнес ее в уме и замерший страж, чувствуя, как
слезы восторга прожигают сухость глаз.
Живой Пророк, мелко переступая подагрическими ногами, обутыми в
мягкие козловые сапожки, пошел ко входу в освещенный изнутри купол.
Бесшумно скользнула прочь плита сверхпрочного стеклопласта, на красный
песок легла узенькая дорожка белого света. Сопровождаемый дежурным
офицером, телохранителями и молодым генералом - советником от НАСА, Живой
Пророк вошел внутрь, сразу оказавшись в полукруглом зале перед пультом
управления сложным комплексом биотрона и слепыми пока, темными мониторами
слежения. Советник принялся объяснять, но был остановлен нетерпеливым
жестом длинной ладони, на тыльной стороне которой блеснул алый магический
знак.
Зал, где располагался контрольный пульт, Живого Пророка не
интересовал. Он хотел видеть Колыбель.
В шлюзе он с неудовольствием подвергся кратковременному облучению: на
американского советника не произвел впечатления быстрый шепот
телохранителя о том, что никаких микробов на Живом Пророке быть не может
по причине его неземной святости.
Через несколько минут вся группа людей вступила в Колыбель, которая
встретила их ароматом цветущего сада. После раскаленного воздуха пустыни
было даже трудно сделать первый глоток этой свежести, напоенной
благоуханием цветов, запахами эвкалипта и лавра, морской солью и сыростью
близкого болотца.
Советник проекта "Колыбель" медленно вел Живого Пророка и его свиту
по тропинкам построенного американскими специалистами мира - по скрипучему
зернистому песку миниатюрной пустыни, по заросшему рогозом берегу озера,
на темной воде которого цвели розовые кувшинки, по кромке кораллового
рифа, обнаженного отливом, по сумеречным закоулкам мангрового леса.
Да, это был целый мир - вся Земля, воссозданная на пространстве в
пять акров.



Назад