33a504c8     

Козлов Антон - За Дверью 1



КОЗЛОВ АНТОН
ЗА ДВЕРЬЮ
ЗА ДВЕРЬЮ 1
Глава 1. It's my life.
Прозвенел звонок, и сотни детей с воплями вывалились из дверей
школы. Мы выходили медленно и солидно. Как-никак, это было наше
последнее первое сентября. Начало последнего учебного года. Выпускной
класс московской школы. Вообще-то, три года назад нашу школу
переименовали в лицей, но мы, те, кто учился тут с первого класса,
продолжали называть ее по-прежнему.
- Проводишь? - спросила Маришка.
- Провожу... - я взял ее рюкзак и закинул за спину вместе со
своим собственным.
Честно говоря, на сегодняшний вечер у меня были свои планы, и
Маришка в них никак не фигурировала. С Маришкой мы не виделись все
лето. За это время многое изменилось. В основном - у нее. Я и не
ожидал, что она предложит мне ее проводить.
Знакомый голос позади меня:
- Вот козлы, совсем детей замучили! Малыши разбегаются из школы,
как тараканы.
Я обернулся. Это были Витек и Нася. Вообще-то Анастасию следовало
бы называть Настей, но буква "т" из ее имени пропала где-то в третьем
или четвертом классе.
- Тихо! - одернула Нася Витька. - Вдруг Гнида Павловна услышит?
- Да пошла она! - махнул рукой Витек, но на всякий случай
оглянулся, проверяя, нет ли поблизости учителей.
Соболева Ида Павловна - наша классная руководительница. Она
появилась в школе два года назад, и директор "подарил" ее нашему
классу. Первым делом Ида Павловна заявила: "Я такая строгая и
въедливая, что ученики всегда давали мне кличку "Соболь". Уверена, что
и вы меня будете так называть." Она ошиблась. Между собой мы стали
звать ее "Гнида Павловна". Это намного точнее отражало ее сущность.
- Мы с вами! - с обычной непосредственностью сказала Нася. Она
жила с Маришкой в одном подъезде.
- Мы поедем на автобусе, - сказала Маришка.
- Отлично, и мы с вами.
Мы с Витьком переглянулись и обреченно вздохнули. До дома, где
жили девчонки, идти минут десять. А так мы будем пятнадцать минут
ждать автобус, чтобы проехать две остановки, а потом пять минут идти в
обратную сторону. Но с женщинами в таких вопросах спорить бесполезно.
Все равно логическими доводами их не переубедишь. Это мы поняли уже
давно.
- Эй, старики, айда с нами, пивка попьем!
Это был Толян из нашего класса. Он не пошел на последний урок, но
явился к школьным дверям с бутылкой пива в руке и с двумя девчонками
из параллельного класса. Все трое курили и старательно
демонстрировали, какие они взрослые. Толян мне никогда не нравился. Он
жил с дедом и с бабкой - родителями умершей матери. Его отец был то ли
милиционером, то ли бандитом, жил с новой семьей в другом конце Москвы
и общался со своим сыном посредством бумажных конвертов с денежными
купюрами зеленого цвета.
Дед Толяна был упертым "шестидесятником". У него на кухне
постоянно собирались такие же пожилые друзья, пили дешевый алкоголь,
много курили, бренчали на гитарах. От них Толян набрался многих
мерзких словечек и выражений, таких, например, как "старик", "айда"
или "в этом я не копенгаген". Мне "шестидесятники" казались какой-то
сектой типа "хлыстов" и "трясунов". Такие же далекие от реального мира
и с такими же необоснованными претензиями на знание абсолютной истины
и на право поучать других людей.
К сожалению, сам Толян почему-то стремился втянуть меня в свою
компанию. Может быть, потому что на уроках истории и философии я
всегда выглядел умнее, чем молоденькая учительница Любочка Львовна.
Прямолинейный и недалекий, как дед-"шестидесятник", Толян упорно не
замечал моего нарочитого



Назад