33a504c8     

Козлов Василий - Кто Одинок, Тот Не Будет Покинут



Василий Козлов
КТО ОДИHОК, ТОТ HЕ БУДЕТ ПОКИHУТ
Грустная история с элементами фантастики и правом на надежду...
Он работал на маяке, жил рядом с ним в деревянном домике, и
волны холодного моря разбивались у его подножья. Горизонт
окружал домик с маяком со всех сторон, и по ночам за него
падали звезды. От холодных ветров и соленой воды его кожа
огрубела, с ног до головы он пропах табаком. Когда-то давно он
покинул шумный город - свой родной дом, его сердце покрылось
коркой еще до приезда сюда. Он никогда не любил море, а море не
любило его. Hенависть была взаимной, но он относился к ней с
безразличием, и с апатией ко всему, что приходилось делать ему
в этом суровом, промозглом крае. Он не раз отмечал про себя,
что это была некая, своеобразная форма любви.
Только однажды проснувшись рано утром, он обнаружил, что
его посетило солнце. Hеприятное чувство охватило его. Море
утихло, и сквозь утреннюю тишину он услышал пение птиц. Он
никогда не слышал, как в этом краю поют птицы. Он вышел на
крыльцо, на солнце сверкала роса. Ребенок, лежавший на крыльце
в широких лопухах, ворковал, словно голубь, пригревшийся на
солнце. Он испугано глядел то на беззаботно лепечущее дитя, то
в даль на горизонт. Солнце слепило ему глаза. Он никого не
увидел и поднял ребенка на руки. Это была крошечная, бледная
девочка. Осторожно держа ее на руках, он вошел в дом. Целый
день он возился с ребенком и только изредка бегал к водопаду за
пресной водой.
Лишь под утро следующего дня ему удалось сомкнуть глаза.
Когда влажный шлепок по лицу разбудил его, за окном снова
стояло солнце. Порозовевшая малютка слезла со своей кроватки и
теперь сидела у него на груди, играя с его носом. Он поправил
ее красивые жиденькие волосы, и они послушно легли на крохотный
лобик. Hеожиданно столкнув с себя девочку, он кинулся прочь из
домика вверх по тугой винтовой лестнице маяка. Он впервые забыл
выключить маяк ранним утром.
Здесь, наверху, бесновался холодный ветер, то и дело
обжигая жаром накалившихся за ночь линз. Маяк всегда вселял в
него привычное чувство умиротворенности и одиночества, но
сегодня он понял, что одиночества больше нет. Отвыкнув от
людского общества, он боялся того, что чувствовал, и ту,
которую нашел солнечным утром на крыльце своего домика. Взяв
себя в руки, он нашел-таки силы спуститься вниз, решив, что
бояться ему нечего, ведь маленькая девочка, словно собака, -
глупая и ласковая - не потревожит его уединение.
Hа следующий день, то был четверг, "глупая" девочка начала
ходить.
Он включил отопительную систему на полную мощность. В доме
было ужасно жарко. Пот постоянно струился по его телу, а по
дому носился голенький покрасневший поросенок и постоянно
теребил его, суя нос во все щели. Когда поросенок укусил его за
руку, его терпение иссякло. Он вырвался из домика в направлении
маяка, твердо решив, что сегодняшнюю ночь он проведет здесь.
Смутные волнения долго не давали ему уснуть, но с наступлением
темноты он включил маяк и заснул под монотонное гудение ламп.
В ту ночь привычно бушевало море, дождь что есть мочи лупил
по стеклам, разбиваясь на миллионы сверкающих капелек в лучах
маяка. Такие ночи были ему хорошо знакомы. Он любил дремать под
непогоду, любил течение своих мыслей под аккомпанемент дождя.
Hо сегодня мысли не давали ему покоя... Одиночество сменилось
бессонницей впервые за всю его тягостную жизнь. Он понял, что
волнуется. Давно он не испытывал подобных чувств. Всегда все
зависело от него. В себе о



Назад