33a504c8     

Козлов Вильям - Президент Каменного Острова 2



ВИЛЬЯМ КОЗЛОВ
ПРЕЗИДЕНТ НЕ УХОДИТ В ОТСТАВКУ
ПРЕЗИДЕНТ КАМЕННОГО ОСТРОВА #2
Анонс
По повести «Президент Каменного острова» писатель получил от ребят тысячи
писем с просьбой написать продолжение ее. Вильям Федорович решил пойти навстречу
настойчивым просьбам своих читателей. И в повести «Президент не уходит в
отставку» ребята снова встречаются с Сорокой, Сережей, Аленой и Гариком и вместе
с ними переживают немало комических и драматических приключений. Писать через
много лет продолжение к ранее написанным книгам – дело очень рискованное:
полюбившиеся герои в новом качестве могут и не понравиться. Но на этот раз
читатели не были разочарованы ни в писателе, ни в героях его книги!
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БЕЛЫЕ, БЕЛЫЕ НОЧИ
Глава первая
В пыльное окно электрички билась неведомо как сюда залетевшая крапивница.
Она ударялась в стекло, прилипала к стеклу и замирала, складывая и раскрывая
мелко дрожавшие крылья, тонкие черные усики-антенны шевелились.
Сороке захотелось взять ее, вынести в тамбур и выпустить. Он потянулся к
бабочке, но вспомнил, что двери в электричке автоматические, и остался на месте,
решив поймать крапивницу и выпустить ее на волю вольную при выходе.
Была пятница, и ленинградцы устремились на выходные дни за город: кто на
дачи, кто на рыбалку, а кто с битком набитыми рюкзаками – на природу.
За окном, то приближаясь, то отдаляясь, возникали и пропадали многоэтажные
здания со сверкающими витринами магазинов; раскатисто прогрохотал под колесами
железнодорожный мост.
Город все еще цеплялся за электричку, не отпускал ее от себя. Лишь за
Ланской стало просторнее, шире. Появилось яркое, с будто взбитыми облаками небо.
Пригородные постройки и дачи прятались в зелени. На лужайке несколько парней
гоняли футбольный мяч. Девушка, смотревшая на них, повернулась к электричке,
улыбнулась и помахала рукой. И сразу такая знакомая с детства картина: крыша
низкого сарая, задравший беловолосую голову парнишка с шестом в руках и стая
голубей, разноцветными хлопьями кружащая над ним.
Сорока сошел в Комарове и лишь на перроне вспомнил про бабочку... Теперь
будет биться о стекло до конечной станции. Он поискал глазами окно, но
электричка тронулась. И окна поплыли мимо все быстрее и быстрее...
Спустившись по бетонным ступенькам вниз, он перешел через сверкающие рельсы
на другую сторону и зашагал по неширокой улице мимо продовольственного магазина,
почтового отделения. Вышел на сосновую аллею, по обе стороны которой укрылись за
разноцветными заборами дачи. А вот и знакомая тропинка, что вьется среди сосен и
папоротника. Тропинка ведет к большому двухэтажному дому. Когда-то он был
салатного цвета, а теперь – блекло-зеленый, с мутными разводами на стенах от
дождей. К коньку крыши прибит флюгер, отдаленно напоминающий средневекового
рыцаря в доспехах и с выставленным вперед копьем. Железка негромко посвистывает,
а ржаное копье-стрела показывает направление ветра. Внизу живет худой,
высоченный, большеносый профессор, похожий на покойного президента Франции де
Голля. Он часто прогуливается по лесу с желто-белым фокстерьером. Вместо палки
профессор держит в руке большой старинный зонт с изогнутой деревянной рукоятью.
Этот зонт еще никто не видел раскрытым: профессор даже в дождь почему-то не
раскрывает его. Наверху четыре небольшие комнаты занимают Владислав Иванович
Большаков, отец Сережи и Алены, и Городовиков, владелец «Жигулей», которые
Сорока как-то ему помог отремонтировать. Городовиков на дачу приезжал редко,
кл



Назад