33a504c8     

Козлов Вильям - Соколиная Охота



child_adv Вильям Федорович Козлов Соколиная охота ru ru Faiber faiber@yandex.ru Fiction Book Designer 2006-09-21 FBD-I9J13JL5-VNS0-U8JA-N9F8-1XRS7RMRG1EX 1.0 v 1.0 — создание fb2 — (Faiber)
Вильям Козлов
Соколиная охота
В первый раз он появился на нашем дворе ранней весной. Еще скворцы не прилетели. Смешной такой молчаливый мальчишка в зеленых штанах и коричневой вязаной кофте с карманом на груди, очень похожей на женскую.

Кофта ладно, но он и сам был похож на девчонку: большущие синие глаза с длинными ресницами, желтые, как перезрелый подсолнух, волосы и маленький аккуратный нос. Чуть что, мальчишка опускал глаза и краснел, так что уши пылали. И голос у него был тоненький, девчоночий.

Правда, он никогда громко не говорил. Наверное, поэтому ребята с нашего двора часто перебивали его, не дослушав, и говорили что-нибудь свое. Слава — так звали мальчишку — не обижался и тут же умолкал, хлопая своими длинными ресницами.

Сам он других никогда не перебивал.
Конечно, не зеленые штаны и вязаная кофта и даже не синие девчоночьи глаза поразили нас тогда, а совсем другое: на плече незнакомца сидел рябой с зеленоватым отливом сокол. Когтистые желтоватые лапы впились в шерстяную кофту, круглые темные глаза бесстрашно смотрели на нас. Загнутый хищный клюв покачивался совсем близко от глаз мальчишки.
Не каждый день в Ленинграде увидишь на плече такого же, как и мы, мальчишки настоящего живого сокола! Мы вмиг забыли про все свои игры, окружили его и разинули рты. Честно говоря, мы даже и не знали, что это за птица: сокол, орел или коршун?

Ясно, что хищная. Глаза, когти и клюв сами за себя говорили, а вот какой она породы — этого никто не знал. Наше удивление было столь велико, что сначала никто не произнес ни слова: все молчали и глазели на диковинную птицу.
Даже когда мальчишка вежливо сказал: «Здравствуйте!» — никто ему не ответил. Потому что мы тогда на него не смотрели — пожирали глазами хищника с загнутым острым клювом и удивлялись, почему он преспокойно сидит на плече и не улетает. Раз или два он расправил крылья и снова сложил.
Мальчишка улыбнулся — улыбка тоже у него была ясная, девичья — и сказал, что птица на его плече — настоящий сокол. Он ручной и может ловить птиц, как в давнее время охотники ловили пернатую дичь. Охота так и называлась соколиной.

Теперь так почти никто не охотится. Разве что в азиатских степях. Так и то не с соколом, а с беркутом.

Есть такой огромный орел, он может даже лисицу закогтить А зайца поднять в воздух ему ничего не стоит.
И тогда мы все разом заговорили:
— Как зовут сокола?
— Где ты его достал?
— Не дерется он?
— Что он ест?
И еще мы ему задали кучу разных вопросов.
Мальчишка всех внимательно выслушал, улыбнулся и, попросив пропустить его, неспешно зашагал по тропинке к березовой роще, что виднелась сразу за строительной площадкой. Мы жили на окраине города, в новом микрорайоне. К точечному дому подступала вплотную березовая роща.

А еще дальше начиналось большое овощное поле пригородного совхоза. За полем проходила железнодорожная ветка. По ней проносились электрички.

Сначало слышался продолжительный густой свист, потом нарастал металлический грохот, и наконец меж белых берез весело мелькали длинные зеленые вагоны с блестящими окошками.
Мы оторопело смотрели вслед мальчишке. Почему он ничего нам не ответил? Лена Болдырева и еще кое-кто из ребят пошли было за мальчишкой, но Вовка Логинов, самый старший из нас — он ходил в четвертый класс, — презрительно заметил:
— Пернатого хищника не видали? Сход



Назад