33a504c8 Подъемник для инвалидов колясочников по материалам http://www.доступнаясред𚋿.рф. |     

Козлов Вильям - Витька С Чапаевской Улицы



ВИЛЬЯМ ФЕДОРОВИЧ КОЗЛОВ
ВИТЬКА С ЧАПАЕВСКОЙ УЛИЦЫ
Аннотация
Книга рассказывает о подростках, вместе со всем народом прошедших через трудности и опасности войны, о становлении их характеров в суровых испытаниях.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЯСТРЕБ УЛЕТАЕТ ИЗ ГОРОДА.
ГЛАВА ПЕРВАЯ. ГДЕ ЭТА УЛИЦА, ГДЕ ЭТОТ ДОМ?
Стоял жаркий июньский день 1941 года. Редкие рыхлые облака почти не задерживали солнечных лучей. В старом тенистом парке, что тянулся вдоль улицы, умолкли птицы.

Большой зеленый город затих, разомлел. Эту полуденную тишину нарушало лишь звонкое цоканье копыт по булыжной мостовой. Жеребецтяжеловес коричневой масти с достоинством тащил широкую телегу с горой ящиков, из которых выглядывали лимонадные бутылки.
Напротив парка стоял большой двухэтажный деревянный дом. Окна его были распахнуты, тюлевые занавески не шевелились. На подоконниках цветы в горшках и облупившихся эмалированных кастрюлях.

Обитый узкими досками дом выкрашен в коричневый цвет. Но эта косметика не скрывает его преклонного возраста: коегде лопнула обшивка, из прорех торчит обтрепанная ветром пакля, бурая железная крыша проржавела.
Старый дом известен в городе. Давнодавно здесь было совершено нашумевшее преступление. Гошка Буянов, жилец квартиры ь7, с гордостью показывал всем свой диван.

Диван стоял как раз на том месте, где раньше была кровать, под которой прятались бандиты с ножами.
Трое мальчишек — коренных жильцов этого дома — лежали в тени под кряжистым кленом и скучали.
— Дело было вечером, делать было нечего, — монотонно повторял Гошка Буянов, — жарили картошку, ошпарили Тотошку… А дальше как?
Как дальше, никто не помнил.
— Дело было вечером, делать было нечего…
— Может быть, помолчишь? — попросил Витька Грохотов.
— Как вчера здорово овощехранилище горело! — сказал Гошка.
— Пять пожарных машин прикатили, — приоткрыл глаза под очками Коля БЭС. — За полчаса потушили.
— А знаете ли вы, — сказал Гошка, — что наш дом в тысяча восемьсот шестьдесят третьем году построил купец второй гильдии Степан Харитонович Квасников?
— Из каких это источников? — спросил Коля и даже очки в белой металлической оправе стащил с носа. Когда БЭС удивлялся, то его небесноголубые глаза часточасто моргали.
То, что дом построен в 1863 году, ни у кого не вызывало сомнений: на каменном фундаменте зубилом выбита дата. И никто бы не стал спорить с Буяновым и насчет купца Квасникова, если бы не Коля БЭС.
Дело в том, что Коля БЭС, настоящая его фамилия Бессонов, знал решительно все на свете. Поэтому его и прозвали БЭС, то есть: Большая Советская Энциклопедия. Когда он учился еще в третьем классе, то прочел все книги в школьной библиотеке. И вот уже три года записан в городскую.

Говорят, и там скоро не останется ни одной книжки, которую бы не прочитал Коля. Все научные и технические журналы он прочитывал от корки до корки. По истории, литературе и географии был первым в школе. Плохо обстояло у него дело лишь с пением и физкультурой.

По этим предметам он с первого класса имел твердое «поср.». И хотя изза этого он не был отличником, все знали, что Коля БЭС — первый ученик.
— Купец Квасников — известная личность! — с уверенностью заявил Гошка.
— В каком смысле? — спросил Коля. Он снова нацепил очки и с любопытством смотрел на Буянова.
— Его все раньше знали… Наш дом построил, потом эту… церковь на Круглой Горке!
— Ты ошибся на двести пятьдесят лет, — спокойно сказал Коля. — Часовня на Круглой Горке построена в тысяча шестьсот тринадцатом году, после эпидемии чумы, в голодный год.
— Был, г



Назад